Черкесские репатрианты из Сирии в Кабарде: “Наши мужчины берутся за любую работу”

840

“Вер­нулись мы при старой власти – сенатор Альберт Кажаров лич­но приезжал в Сирию и просил возвратиться на родину. Гово­рил, что не обещает беспечной жизни, но вся республика поде­лится с нами хлебом и кровом, что найдут нам работу. А сейчас ни Кажарова уже с нами нет, ни старой власти. Теперь слышим, что пусть нами занимаются те, кто нас сюда привез”.

«Месяц назад нам сообщи­ли, что принято решение всех граждан Сирии переселить в санаторий «Терек». В Хасе по­началу советовали не съезжать, но потом уже и они сказали, что 13 семей должны переехать в «Терек», остальные останутся. Но теперь руководство пере­думало и в «Эльбрусе» никто из сирийцев не останется. – рас­сказывает мать двоих мало­летних детей Марьян Тленкопачева. – В Хасе нам объясняют, что первоначально в «Терек» должны были переселиться се­мьи, которым в скором времени выдадут дома. Но когда это бу­дет – через неделю, месяц или год, – не говорят. Сейчас нас разделили на два лагеря: те, кому дома светят, и кому нет. А на самом деле – никому ничего не светит.

На словах все краси­во… По телевидению и в офи­циальных газетах рассказыва­ют, что нам купили 63 дома и мы давно в них поселились. А теперь отовсюду только и слы­шим, что жилье нам не дадут. Восемь месяцев назад нам по­казывали дома практически на границах с Чечней и Ингушети­ей. Ну, показали, и все – никто о них больше не заикнулся. Вер­нулись мы при старой власти – сенатор Альберт Кажаров лич­но приезжал в Сирию и просил возвратиться на родину. Гово­рил, что не обещает беспечной жизни, но вся республика поде­лится с нами хлебом и кровом, что найдут нам работу.


А сейчас ни Кажарова уже с нами нет, ни старой власти. Теперь слышим, что пусть нами занимаются те, кто нас сюда привез. Говорят, что денег никто на нас не вы­деляет Общественная органи­зация «Пэрыт» успела помочь 20 семьям приобрести дома, а сейчас она закрыта. Фонд «Солидарность» выплачивал по 1 тыся­че рублей ежемесячно каждо­му репатрианту, но с начала но­вого года и этого нет. Вообще никто в нашу сторону уже не смотрит.

Уже несколько месяцев в «Эльбрусе» живем без горячей воды, днем отключают свет, практически всю зиму не вклю­чалось отопление. А у многих маленькие дети, у меня млад­шему сыну 5 месяцев. А что мы можем сказать директору санатория? Ему никто деньги не выделяет. Приходили из АдыгэХасэ, посмотрели, куда нас переселяют, и сказали, чтобы мы сделали хороший ремонт, так как есть вероятность, что можем остаться в «Тереке» надолго. А как там жить?

В кры­ле, которое нам выделили, до это жили цыгане. Кровати, на которых они спали, выставили в коридор. Запах от матрацев и подушек распространяется на все здание, даже запах кра­ски его не перебил. А женщины, работающие в санатории, орут на нас. Говорят: нашейте на них материал и спите. Да даже со­бака не будет на этом спать – она лучше пойдет и на улице ля­жет. Обои и краску нам выдали в «Тереке», сами ничего пока не покупали. Но что делать с ван­ными комнатами и мебелью? Такое ощущение, что кто-то ре­шил провести нас по всем сана­ториям города, чтобы мы везде сделали бесплатный ремонт…

Все мы прописаны в «Эль­брусе». Когда переедем в «Те­рек», полиция имеет полное право брать с нас штрафовать каждый день. Заканчивается срок наших виз и временного проживания, вид на жительст­во больше не выдают, статуса беженцев у нас нет. В ОВИРе не принимают документы от си­рийцев, даже если все бумаги в порядке. Закончатся три года, которые мы имеем право пре­бывать на территории России, что потом с нами будет?

Наши мужчины берутся за любую работу: собирают ме­бель, занимаются ремонтом и стройкой. Хотя у многих на ру­ках дипломы о высшем образо­вании – кто адвокат, кто врач, кто инженер… По окончании работы местные жители могут запросто не заплатить, а если и заплатят, то дают сумму на­много меньше, чем договари­вались. Разве так можно?
Многие уже подумывают о возвращении в Сирию, когда закончатся боевые действия.

Мы общаемся с соотечествен­никами, уехавшими от войны в Турцию. Иорданию и другие страны. Они тоже хотят сюда, на историческую родину. Чест­но сказать, всех предупрежда­ем, чтобы не приезжали. Адыги там помогают друг другу, делят свои дома и земельные участки с беженцами – не правительст­во, а сами люди. А здесь только единичные такие случаи бы­ли. Как только приехали, ко мне приходила женщина из рода Тленкопачевых. обещала наве­щать, но с тех пор я ее не виде­ла и на звонки она не отвечает.

Конечно, есть и сочувствующие люди, которые приносят хлеб, макароны, рис, масло, яйца и даже кур. Спасибо им большое.

Если нет домов, дайте хотя бы клочок земли, мы сами отстроимся. Правительство Адыгеи для репатриантов целое село строит, а в Кабардино-Балкарии ничего не делает.

Газета Юга

comments powered by HyperComments