“Шаратын” удивил зрителей танцем с кинжалами

175

Отчетный концерт государственного ансамбля танца Абхазии “Шаратын” имени Эдуарда Бебия состоялся 27 октября в государственной филармонии имени Раждена Гумба.

Опоясанный кинжалами джигит Саид Хагба выскочил на сцену и начал метать кинжалы, которые один за другим покорно втыкались в пол. А ключевой элемент номера под названием “веер” заставил ахнуть весь зал: танцор разместил на нижней губе около 10 кинжалов и молниеносно воткнул все веером в пол.

В своей отчетной программе ансамбль “Шаратын” представил зрителям не только известные танцы из своего репертуара. Танец с кинжалами не просто новый номер в репертуаре “Шаратын”, его впервые станцевали в Абхазской филармонии.

На Кавказе этот танец хорошо известен. Его танцуют в основном адыги и кабардинцы. Абхазы танец немного изменили: добавили элементы абхазских движений и абхазскую музыку. Но неизменным в танце остается одно – танец опасный.

“Мне этот номер давно нравится. Мечтал станцевать в филармонии. Сложный номер, безусловно. Это все-таки кинжалы. Во время выступления можно получить серьезные увечья. Делал много ошибок, когда учился”, – сказал Хагба.

Выступления перед абхазским зрителем всегда волнительнее, чем выступления за границей. Местный зритель особенный, признался художественный руководитель и главный балетмейстер Государственного ансамбля народного танца “Шаратын” Руслан Бебия. Еще бы, ведь аудитория искушенная кавказскими танцами. Чем удивить такого зрителя? Но танцоры удивляют каждый концерт. Новых идей и номеров впереди много, заверил руководитель.


Первый концерт ансамбля “Шаратын” состоялся в 1970 году в Абхазской государственной филармонии. За 45 лет своей деятельности ансамбль побывал в более 250 больших городах мира. Однако сегодня, по словам Бебия, несмотря на приглашения европейских стран, знакомству иностранцев с культурой Абхазии часто препятствуют. Руководитель сообщил, что ансамбль на днях планировал дать 45 концертов по всей Великобритании, но танцорам было отказано.

“У нас есть свой импресарио, который возит большой театр за границу, а оттуда привозит королевские национальные балеты в Москву. Он возил нас после войны в Германию, Голландию, Грецию и так далее. Мы ведь принципиальные абхазцы. Лезем туда, куда особенно нельзя. Как только наши паспорта видят, нам не могут открыть визы, потому что написано “Абхазия”. Нас даже в Турцию не пустили, не пустили и в Северную Корею”, — добавил Бебия.

Наряду с этой проблемой, есть еще одна. Сегодня, когда молодые люди хотят быть экономистами или юристами, набрать танцоров в ансамбль сложно.

“С большим трудом набираем танцоров. Музыкальных, красивых, статных стараемся отбирать. Сцена ведь любит красоту. Есть в группе те, кто должен уже уйти на пенсию. Отработал 20 лет – уже пенсионер. Таких у нас много. Есть и те, кому по 15 лет. У нас несколько танцоров сломали ноги, у кого-то растяжение, у кого-то операция, таких четверо. Сейчас их заменяют молодые танцоры, с которыми мы около года серьезно занимаемся”, — сказал Бения.

Сегодня в ансамбле 30 артистов.

Один из них Алхас Саманджия, танцор ансамбля “Кубанская казачья вольница”. В “Шаратыне” Алхас танцевал с 1999 по 2002 год. Когда есть такая возможность, приезжает на родину, чтобы снова выступить в составе родного ансамбля.

“Это другая энергия. Конечно, это уже другой коллектив, новые, молодые лица, и хочется, чтобы они, так же как и мы в свое время отдавались полностью и искренне своему делу”, – сказал Саманджия.

Эдуарда Бебия на сцену вышла впервые, когда ей было шесть лет. Могла ли внучка основателя ансамбля “Шаратын” Эдуарда Бебия, в честь которого и была названа, выбрать себе другую профессию?

Эдуарда поступила в этом году в Краснодарский государственный институт культуры. Она хочет вернуться в Абхазию профессиональным балетмейстером, чтобы вместе со своим отцом Русланом Бебия продолжать дело легендарного дедушки.

“Сегодня я твердо знаю, что это мое будущее. Поначалу отец был против. Профессия ведь не из легких. Нужна стойкость, нужен талант. Есть он у меня или нет, выяснится позже. Пока я танцую, изучаю изнутри ремесло, чтобы потом самой ставить танцы”,– сказала Эдуарда.

Рассказывая о своих музыкантах, художественный руководитель “Шаратын” отметил, что оркестр ансамбля уникален, и музыканты его внесены в Красную книгу Абхазии.

Барабанщика Есната Сангулиа, как и многих музыкантов из этого оркестра часто можно встретить на абхазской свадьбе. Музыканты востребованы, ведь традиции украсить традиционную абхазскую свадьбу живым звуком нужно продолжать. Барабанщиков скоро будет много, обещает Еснат.

“У нас в Абхазии есть студия, которая собрала много молодых доулистов. До 60-70 музыкантов разных возрастов сейчас учатся у меня. Самому младшему пять лет, самому старшему около 18 лет. У меня было много учителей. Я учился у взрослых доулистов, у друзей. Был самоучкой. Я с детства танцую. Мне понравился барабан и сегодня играть на барабане мне нравится больше”, – сказал Еснат Сангулия.
“Шаратын” награжден “Орденом Леона”. Ансамбль – призер XI Всемирного Карфагенского фестиваля в Тунисе, победитель трех Международных фестивалей фольклорного танца в Самсуне, дипломант XII Всемирного фестиваля в Москве, дипломант двух фестивалей народного творчества Ассоциации городов Юга России.

http://sputnik-abkhazia.ru

comments powered by HyperComments